Вы находитесь здесь: Главная > Общество > Два брата у Вороново облагородили заросшие пруды — а после анонимки «попали» на штраф в 225 тысяч долларов

Два брата у Вороново облагородили заросшие пруды — а после анонимки «попали» на штраф в 225 тысяч долларов

Истoчник мaтeриaлa:
Tut.by

Дeрeвни Билaнцы и   Oсoвa в   Вoрoнoвскoм рaйoнe   — мaлeнькиe, тиxиe, умирaющиe. Рaньшe здeсь, кoнeчнo, жилo бoльшe людeй, в   Oсoвo рaбoтaлa шкoлa… A   сeйчaс с   кaждым гoдoм нaсeлeниe в   мeстeчкe убывaeт: стaрики уxoдят, мoлoдeжь   уeзжaeт. В   Билaнцax ужe нeт ни   oднoгo житeля, a   вoт сoсeдняя дeрeвня eщe дeржится: здeсь живут 20 чeлoвeк. Мeжду двумя нaсeлeнными пунктaми   — нeскoлькo прудoв. Oдин из   ниx взял в   aрeнду прeдпринимaтeль Лeoнид Нeнaртoвич. Мужчинa рeшил вдoxнуть жизнь в   рoдныe крaя: oблaгoрoдил вoдoeм, зaрыбил, пoдрoвнял бeрeгa, пoстaвил бeсeдки. Eгo примeру пoслeдoвaл и   двoюрoдный брaт: oкультурил чaсть втoрoгo прудa, примыкaющeгo к   дeрeвнe Oсoвa. Прaвдa, в   aрeнду тoт вoдoeм нe   oфoрмлял   — рeшил прoстo сдeлaть крaсивee. Прирoдooxрaнa   жe усмoтрeлa в   блaгoустрoйствe ущeрб прирoдe, и   мужчины «пoпaли» нa   штрaф   — 450 тысяч бeлoрусскиx рублeй нa   двoиx.



Сeльчaнe зaгрустили   — тaкиx дeнeг у   ниx нeт. Да   и   обидно: старались, наводили порядок   — а   получилось вот так.



«У   прудзе каровы ды   свінні ўлетку мыліся»

В   апреле этого года в   Вороновский райисполком пришла анонимка   — мол, местный предприниматель и   его брат занимаются самоуправством: закрыли доступ к   озеру и   преградили путь в   лес забором, а   еще выкопали рядом с   большим прудом несколько маленьких, которых здесь не   было, и   вырубили деревья. На   место приехали представители природоохраны и   милиция. Факты, по   словам специалистов, подтвердились   — и   мужчинам выписали большой штраф.


Братья с   таким решением не   согласились и   уже несколько месяцев обивают пороги разных ведомств.


  — Ды   тут былі балоты адныя. А ў прудзе каровы ды   свінні ўлетку мыліся. Усё было бруднае з   непрыемным пахам. Ніхто ў гэтым возеры не   купаўся, бо   топі былі адныя. Гадоў сто балоты гэтыя стаялі, раней пры панах было некалькі возераў, потым усё гэта зарасло. Палі затаплівала па   вясне. Зараз, паглядзіце, як   тут добра стала. І каму гэта ўсё перашкаджае? —   разводят руками местные жители и   рассказывают, что несколько лет назад последняя жительница деревни Биланцы переехала в   Осова: бабушка не   могла ходить «да   касцёлу»   — дорогу через озеро размыло, а   вброд переходить опасный участок пожилая женщина опасалась. Вот и   решила свою проблему кардинально. Сейчас, говорят, жалеет.



—   Яна кажа, што калі   б ведала, што мужыкі зробяць тут дарогу, дык і пачакала   бы і дажывала   б у   сваёй хаце, а   не ў чужой.


Леонид показывает дорогу, которая идет по   самой кромке пруда.


  — Раньше местным приходилось объезжать озеро и   заболоченные поля. 20 километров наворачивали, а   сейчас, смотрите, хорошая дорога. Люди ходят по   ней за   грибами и   ягодами, машины ездят,   — говорит мужчина.


Высокий, худощавый и   энергичный, он   быстрым шагом обходит свои владения. Еле успеваешь за   ним.



Руки опустились, настроение испортилось

Долго и   путано объясняет ситуацию, жалуется на   непомерный штраф и   признается: оплатить не   сможет. Все, что было накоплено, уже потратил на   обустройство прудов и   территории вокруг них. Прибыли от   затеи пока никакой.


Большой (назовем его главным) пруд предприниматель взял в   аренду в   2014 году. Подумал, что неплохо   бы благоустроить места, где родился и   где жило много поколений его семьи. Говорит, в   50 лет почувствовал «зов малой родины» и   вернулся в   деревушку. Все деньги, которые заработал, решил вложить в   эту местность, а   потом заняться и   агротуризмом.


Такие были планы   — а   сейчас, говорит мужчина, руки опустились, настроение испортилось и   делать ничего не   хочется.



  — Большой пруд постоянно зарастал, рыба мерла. Рядом образовывались болота. Там сверху, около леса   — родники, которые текут сюда, в   низину. Смотрите, какой перепад: озеро внизу, чуть выше еще один прудик, потом   — еще два и, наконец, там, наверху за   полем,   — родники, которые все это питают. Когда все было заросшим, казалось, что просто болотистая местность, а   оказалось   — каскады. Когда стали облагораживать, выяснилось, что сверху над большим озером есть такие впадины, низменности. Никто их   здесь не   выкапывал   — просто расчистили территорию, подправили и   укрепили берега. Так получились маленькие прудики. Потом я   здесь и   чуть дальше высадил около тысячи саженцев. Восстановил дорогу. Мне говорят, что рядом с   озером я   вырыл канаву,   — но   нет, это мелиоративный канал, он   здесь был всегда,   — говорит Леонид.


Мужчина рассказывает, что каскадная система озер здесь, как оказалось, была очень давно.


Раньше на   главном пруду стоял панский млын, который использовал и   местный колхоз в   послевоенные годы. Жители вспоминают, как детьми ходили сюда молоть муку. Со   временем водяная мельница пришла в   упадок, да   и   технический прогресс не   стоит на   месте. Потребность в   млыне отпала, и   сооружение стало никому не   нужно. Остатки млына все еще можно увидеть внизу около водопада.


Леонид мечтает восстановить старинную мельницу. Говорит, что она станет изюминкой этого края. А   потом замолкает   — и   через несколько минут, спохватившись, добавляет, что нет, наверное, ничего больше делать не   будет.



  — Ничего не   хочу. Все здесь пока аккуратно, ни   соринки, ни   окурка. По   пять раз за   сезон берега обкашиваю, мусор убираю. Вон, посмотрите, как там дальше все хмызняком поросло   — здесь так же все было. А   что сейчас мне делать? Сделаю   — и   опять скажут, что нарушил. При этом за   все годы, что озеро у   меня в   аренде, — ни   одного замечания, налоги исправно плачу. Доведенный план   — за   2 га   водной глади 700 килограммов рыбы в   год   — всегда выполняется. Вы   не   представляете, в   каком состоянии был пруд и   прилегающая территория   — бардак и   ужас. Рыбы не   было   — только карась выживал. А   я   ежегодно запускал рыбу в   водоем   — сначала амура, потом карпа,   — проводит экскурсию по   участку Леонид.


Мужчина после того, как привел в   порядок главный водоем, решил облагородить и   все вокруг. А   еще подумал, что неплохо   бы заняться агротуризмом. Купил в   Биланцах дом, который расположен рядом с   главным водоемом и   в   непосредственной близости с   теми самыми каскадными впадинами. Их   Леонид называет прудиками. А   по   сути это просто очень большие и   глубокие лужи.



  — Прудик зарос кустарником и   травами. Чтобы избавиться от   растительности, брал лесорубочный билет   — а   сейчас мне говорят, что я   уничтожил полгектара леса и   захватил территорию. Но   я   ничего не   захватывал, а   леса здесь, рядом с   водоемами, никогда и   не   было: рос один хмызняк, который я   и   убрал законно. Все были в   курсе, что я   делаю и   как,   — рассказывает Леонид и   показывает на   еще один прудик, чуть ниже. —   А   это была жерновая яма. Ее, конечно, можно было засыпать, однако я   решил сделать для детей водоем: запустил туда рыбу и   учу приезжих ребятишек рыбной ловле. Таскают рыбину за   рыбиной. Потом как пристанут к   родителям: поехали к   дяде на   рыбалку! Я   только смеюсь. И   своих детей сюда привожу. Младшему   — 4,5 года. Учу его, как меня когда-то отец, работе на   земле, простому труду и   чтобы не   был гультаем.



Хотел как лучше   и   чтобы было красиво

Мужчина говорит, что вход на   территорию около главного пруда никогда не   закрывал   — и   очень удивился, что в   анонимке написали, что, мол, дорога в   лес закрыта забором.


—   Да   вы   что! Ворота всегда открыты: ходи, пожалуйста, хочешь посидеть в   беседке   — пожалуйста. Все бесплатно. Никому никаких преград не   делал. Я, наоборот, радуюсь, когда местные сюда приходят отдохнуть. Только рыбалка платная, но   ведь озеро-то взято в   аренду. Я   за   него плачу деньги.



Второму участнику истории Павлу Витукевичу в   вину ставится то, что он   углубил еще один пруд и   вырубил рядом ольху.


Леонид рассказывает, что его двоюродный брат на   самом деле просто убрал затопленные и   уже мертвые деревья, выкосил сорняки и   камыш, а   также облагородил территорию вокруг, поставил лавочки и   беседку, сделал мостик. Да, в   аренду водоем не   брал.


  — Он   обращался в   райисполком, там сказали, что этот водоем арендовать нельзя. Так все и   осталось. Нам говорят, что пострадал лесной фонд. Мол, лес по   документам был рядом с   моим участком. Но   я   уверяю вас, никакого леса здесь не   было никогда   — разве это лес? Кусты в   болоте. Наоборот, это мы   с   братом стали сажать деревья. Я   здесь, он   — там. За   пять лет из   малюсеньких саженцев, смотрите, какие вымахали сосны,   — эмоционально рассказывает мужчина.


Сейчас он   собирается обращаться в   Администрацию президента: может там помогут и   штраф отменят?


—   Ну   нельзя   же за   благоустройство штрафовать. Я   ведь хотел, как лучше   — чтобы здесь все стало красиво, чтобы люди сюда приезжали, отдыхали, чтобы местным было комфортно. Я   могу хоть сто подписей собрать за   себя, но   толку от   этого?



Начальник Вороновской районной инспекции природных ресурсов и   охраны окружающей среды Иван Шевчик говорит, что вопрос с   озером около деревень Осова и   Биланцы на   контроле в   райисполкоме. Там даже прошло заседание по   данному поводу.


  — Нарушения были выявлены   — это факт. Экспертиза подтвердила, что есть вред окружающей среде. Разбиралось в   этой ситуации РОВД, также материалы были переданы в   Следственный комитет,   — поясняет Иван Шевчик.


  — Да, в   производстве Вороновского районного отдела Следственного комитета находится поступивший из   районного отдела внутренних дел материал проверки по   обращению Гродненской областной инспекции по   охране животного и   растительного мира об   уничтожении плодородного слоя почвы около деревни Осова. Сейчас следователи устанавливают, имело   ли место нанесение вреда окружающей среде и   причинение ущерба в   результате действий жителей Вороновского района,   — сообщила TUT. BY   официальный представитель управления   СК по   Гродненской области Инна Позняк.


Специалисты «Белгипрозема» пришли к   выводу, что на   месте маленьких прудов началась деградация почв.


А   по   документам вырубленные кустарники   — это лесной фонд.


Есть претензии у   природоохраны и   к   благоустройству главного пруда.



  — Еще мне говорят, что я   изменил его форму. Но   это неправда. Озеро полностью неспускное, береговая линия болотистая и   в   свое время обросла аиром и   рогозом. Там дальше   — топь. Лет 5 назад запустил сюда белого амура. Вот он   за   это время и   поел большую часть водяной растительности. Сделал свою работу, так сказать. Для этого и   запускался. Но   очертания озера изменились, ведь камыша и   рогоза стало меньше. Но   почему естественные процессы вдруг стали нарушением? Сейчас в   озере остались только лилии и   кувшинки, которые занимают процентов 20 водной глади. По   моим расчетам, если прекратить здесь благоустройство, то   года через три все опять покроется дикорастущей травой и   кустарником, пруд заболотится, рыба умрет. Эта красота недолговечна, если за   ней не   ухаживать.


И   расстроенный Леонид махнул рукой.


TUT.BY будет следить за   развитием ситуации.




Читайте также




Сельчанин очистил болото с   разрешения властей, а   теперь должен 100 тысяч долларов штрафа. Как так?





В   Гомеле люди скинулись и   зарыбили местное озеро   — а   теперь, похоже, все получат штраф


,

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За   разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

 

Теги: Гомель
 

Комментарии закрыты.