Вы находитесь здесь: Главная > Общество > Selo Company. Как деревенский парень вернулся домой из Китая — и открыл на трассе ночной клуб

Selo Company. Как деревенский парень вернулся домой из Китая — и открыл на трассе ночной клуб

Истoчник мaтeриaлa:
Tut.by

Oдин гoд жизни Димы Вaсилишинa рaвняeтся двум гoдaм oбычнoгo чeлoвeкa. В   свoи 23 oн   успeл жeниться и   рaзвeстись, пoпaсть пoд угoлoвку и   стaть нa   путь испрaвлeния, oткрыть в   Мoсквe кoмпьютeрный клуб для гaстaрбaйтeрoв и   успeшнo eгo зaкрыть, пoрaбoтaть в   Рoссии, уexaть в   Китaй   — и   вeрнуться в   Бeлaрусь рaзвивaть сeльский клубный движ. В   рoднoм Бытeнe Димa aрeндoвaл бывшую рaйпoшную стoлoвую, чтoбы выжигaть музoпрoтивную русскую пoпсу oгнeм трaнсa и   мeчoм дaбстeпa. Нo   пoддaлся искусу юный пaдaвaн: пeрeшeл-тaки нa   тeмную стoрoну, oсквeрнив куплeнныe в   крeдит кoлoнки Лoбoдoй, Стaсoм Экстaзoм и   дуэтoм 2Мaши. Смeнa музыкaльныx прeдпoчтeний блaгoтвoрнo скaзaлaсь нa   пoсeщaeмoсти. Бывшaя стoлoвaя быстрo стaлa причaлoм для клaббeрoв из   Бытeня, сoсeдниx дeрeвeнь и   Ивaцeвичeй. Прaвдa, нeнaдoлгo. Вмeстe с   успexoм нa   Диму oбрушились жaлoбы oт   oднoсeльчaн: нa   шум, ругaнь, мaт, грoмкую музыку и   пьяныe рaзбoрки. Клуб в   Бытeнe нaчинaющий энтeртeйнeр прикрыл, нo   срaзу вмeстe с   пaртнeрaми oткрыл нoвый. Нa   этoт рaз пoдaльшe oт   сeльскoй суeты   — нa   трaссe М1 пoд Ивaцeвичaми.



Нoчь, трaссa, пaркoвкa с   фурaми, чeтырe фoнaря и   дoрoжкa к   двуxэтaжнoму здaнию нeзaмыслoвaтoй aрxитeктуры с   нeoнoвыми вывесками: «Hotel», «кафе», «Пристань». На   стоянке — парень в   белой рубашке и   джинсах. Это Дима   — ведущий свадеб, юбилеев, корпоративов, детских праздников, музыкант-любитель, начинающий бизнесмен и   сооснователь модного, но   пока малоизвестного клуба Neon House. Заведение ютится в   подвале той самой, оцелованной неоном   «Пристани».



Дима

Прошли гардероб, спустились по   лестнице, нырнули в   подвал. Лазер рисует в   темноте кислотные салатово-зеленые звездочки, линии, дуги, неон отбеливает скатерти на   столах и   чехлы на   стульях. У   входа стоит охранник   — мужчина с   короткой стрижкой среднего роста и   возраста. Знает айкидо, ушу, кекусинкай и, по   словам Димы, поднимает ногу выше его головы. За   барной стойкой работает бармен из   Бытеня   — тоже Дима.


—   Здесь висел телевизор,   — показывает бизнесмен на   стену возле входа. —   Все было оранжевое, бар был метр на   метр. На   нем не   то   чтобы посидеть   — вообще ничего нельзя было делать. Мы   переделали барную стойку, перекрасили стены, убрали фальш-окна, сделали стены сплошными. Сейчас ждем мастера, который нам напишет на   стене Neon House. Освещение поменяли, добавили ультрафиолетовые лампы.


Глава первая, в   которой у   Димы сначала все плохо, а   потом   — не   так плохо

Про Диму мы писали раньше, но   по   другому поводу. Почти пять лет назад на   TUT.BY вышла заметка про нашего мальчика с   фотографией и   заголовком: «В   столице задержали трех парней, которые „выбивали“ долги».


«Сотрудниками отдела уголовного розыска задержаны трое парней, подозреваемых в   принуждении к   выполнению обязательств. Парни подрабатывали „выбивалами“ в   случаях, когда другие граждане не   хотели возвращать свои долги»,   — говорилось в   милицейской сводке.


Свое прошлое Дима не   скрывает, только рассказывать, говорит, особо нечего. Все как в   бородатом меме про шпану: шли к   успеху пацаны, не   получилось, не   фартануло. Знакомый попросил ребят вернуть 4 тысячи долга у   партнера по   книжному бизнесу. Долг парни не   вернули, а   проблемы нажили. В   итоге   — уголовное дело за   принуждение к   выполнению обязательств, разбирательство, суд и   наказание, не   связанное с   лишением свободы для Димы.



Что было, то   было. С   тех пор столько воды утекло, столько всего поменялось. Один друг, который был обвиняемым по   этому   же делу, сейчас живет и   работает в   Польше, второй   — не   кинул ауешную романтику и   сейчас отбывает наказание в   колонии.


А   что Дима? Дима успел жениться на   школьной учительнице, которую любил с   16 лет, потом развестись с   ней, уехать на   работу в   Россию, оттуда   — в   Китай и   вернуться в   родной Бытень.


Вроде всего пять лет прошло, но   Дима, который ехал с   друганами выбивать долг в   Минск, и   Дима, который открыл с   партнером ночной клуб на   трассе М1, — это разные люди. Настолько, что, встреть они друг друга на   улице   — не   узнали   бы. В   это хочется верить самому Диме, его родным и   друзьям.



Глава вторая, в   которой Дима уезжает, а   потом приезжает

За   границу парень уехал после развода и   уголовного дела. Сначала осел в   Москве. Работал водителем, монтажником декораций, снимался в   массовке, проводил тимбилдинги, охранял Басту. Потом стал администратором хостела.


—   Я   поставил возле ресепшена витрину с   разными товарами: нитки, иголки, резиновые тапочки, стельки для кроссовок. Шло неплохо. Бизнес оправдал себя за   месяц. Мне отбилась покупка витрины, товара, еще и   в   плюс вышел. Потом открыл в   том   же здании компьютерный клуб на   четыре компа. Час игры на   наши деньги выходил в   три с   половиной рубля. У   меня очереди стояли. Люди заранее бронировали. Ну   смотри. В   хостел приезжали командированные. Вот они туда приехали без компа, чтобы тупо работать. А   поиграть ведь хочется. Белорусы и   россияне у   меня играли в   танчики, чеченцы   — в   PUBG. Центр был загружен с   утра до   вечера.







Дима признается, что в   Москве ему надоело. Ритм мегаполиса нравился, но   вот по   безопасности были вопросы. Уволился из   хостела, оставил компьютерный центр своему бизнес-компаньону и   уехал к   знакомому в   Пекин. Там работал в   сфере развлечений: охрана, фотосессии, клубы.


—   Полгода назад я   сидел в   Китае и   думал: «Нет, я   в   Беларусь больше не   вернусь». Но   приехал домой, посмотрел и   понял: нет места, где нельзя зарабатывать. Решил остаться.



Глава третья, в   которой Дима открывает сельский клуб, а   потом его закрывает

В   Бытене Дима взял в   аренду райпошную столовую, открыл ночное заведение с   незамысловатым названием Selo Club и   собрал ребят из   местных, которые помогли ему со   временем стать местным королем дискотеки. Название их   творческого объединения созвучно с   клубом   — Selo Company. Одни члены культурной артели помогали ему с   организацией, другие   — с   программой, третьи   — с   охраной. Все трудились над общей светлой целью   — делать на   селе движуху.



—   Я   пришел к   владельцам столовой, сказал, что хочу там крутить музыку. Мне сказали: 2 тысячи долларов в   месяц за   аренду помещения с   кухней. Я   сказал: «Нет, я   хочу просто крутить музыку». Ценник начал падать. Договорились на   100 рублей в   месяц. Сначала мы   выступали два дня в   неделю: пятница и   суббота. Потом оставили только субботу. Этой субботы ждали не   только жители агрогородка, а   всего района. Приезжали из   городов просто посмотреть, что за   ребята делают веселье. Мы   купили в   кредит колонки, микрофон   — и   взорвали всю дискотеку. Их   хватило, чтобы дать звука на   помещение в   200 квадратов. Каждый месяц нужно было отдавать 100 рублей аренды, 100 рублей по   кредиту и   50 рублей   — налог.


—   А   получали сколько?


—   Заработок самый хороший у   нас был 200 долларов за   вечер с   билетов и   заказов песен. Кто-то даже подходил, говорил: «Мне все понравилось, возьмите 20 рублей просто так».


—   Милицию часто вызывали?


—   Были моменты. На   меня даже писали заявление, что другие люди ругаются матом. Я   участковому говорил: «Становись возле входа, бери бумажки   — и   выписывай штрафы каждому, кто тут матом ругается». Еще милицию вызывали на   меня за   то, что я   якобы кого-то ударил. Опять приезжал инспектор, проводил проверку. Выяснилось, что мне просто так отомстили за   то, что я   кого-то не   пустил в   клуб. А   еще люди пытались вырвать провода от   колонки потому, что им   не   нравилось то, что играло.


—   А   что играло?


—   2Маши «Мама, я   танцую». Такое часто было. Мы   даже внимания не   обращали. Брали и   чинили оборудование своими силами.


—   Сколько проработали?


—   Полгода.


—   А   закрыли почему?


—   Да   жалобы постоянные надоели. Жаловались, что громко, что колонки стоят не   в   том месте. Когда все загнулось, все дружно   — да, и   те, кто писал на   нас заявления,   — пришли и   сказали: «А   что, вы   больше не   будете? Нам так понравилось, хотим еще». А   нет, все!



Глава четвертая, в   которой Дима с   партнером открывает второй клуб и   надеется, что все будет хорошо

Нынешний Димин клуб, Neon House на   трассе М1, немногим больше двухкомнатной квартиры. В   первом зале стоят столики, место   DJ и   барная стойка, во   втором   — только столики. По   концепции   — это зона chillout с   приглушенной музыкой. Место не   столько для танцев, сколько для бесед. Хотя при желании и   там можно «пошуметь».


Первых посетителей клуб начал принимать со   второй недели октября. Работают в   четверг, пятницу и   субботу с   22.00 до   4.00. В   программе — танцы, напитки в   баре и   горячее из   кафешной кухни сверху.



Основные посетители   — дальнобои, жители близлежащих деревень и   Ивацевичей, от   которых до   Neon House около 4 километров. Говорят, такси сюда из   райцентра везет за   8 рублей.


Клуб в   «Пристани» Дима открыл вместе с   владельцем успешного в   Бытене кафе «Бессонница». На   подготовку помещений ушло около 3,3 тысячи долларов. Деньги вложили в   оборудование, свет, зеркала, дым, посуду, краску. Ремонтом Дима занимался с   друзьями по   Selo Company, чтобы сэкономить. Барную стойку делали из   блоков и   двух досок. Выглядит не   хуже покупной.


—   Клуб в   деревне можно открыть и   за   200 долларов. Просто купи в   рассрочку колонки, микрофон, возьми в   аренду помещение и   дай там звук. Если ты   это будешь качественно делать, то   к   тебе пойдут люди   — и   ты   отобьешь эти деньги. У   меня не   было, конечно, такого, что я   провел дискотеку и   пошел покупать себе машину. Наоборот, первый заработок я   отдал на   кредиты и   налоги. Даже пять рублей пришлось добавить. Но   потом начали приезжать люди из   соседних городов   — и   стало веселее,   — говорит Дима.



Глава пятая, в   которой Дима узнает, что такое «Любимка»

Музыку в   клубе Дима крутит сам. Царем белорусской электронщины он   себя не   считает и   быть им   не   стремится. Свои таланты оценивает скромно, на   DJ-контроллере не   выпендривается, не   миксует   — крутит то, что нравится публике.


—   Сейчас у   меня играют песни из   папки «Новое»   — то, что сейчас слушают. Это песни «Танцуй, как пчела», «Вся такая». Вот еще есть песня «Любимка» группы Niletto. Все девчонки приходят и   просят ее   включить   — и   диджей врубает ту   самую «Любимку». Из   колонок потекли биты, а   жеманный мужской голосок с   придыханием завыл: «Между нами выыыйна, между нами пыыыльба, между нами выыыда, между нами ВыыыКа».



—   Это вот это сейчас слушают?


—   Приходят мужики, девушки, парни и   говорят: «Включи мне „Любимку“». Даже исполнителя не   называют. Я   музыку собираю из   пожеланий публики. Вот когда мне в   первый раз пришли и   сказали «Включи мне „Любимку“»   — я   понятия не   имел, что это за   песня. Говорю: «Что за   „Любимка“?! Может, Булановой „Димка, мой любимка“?». Мне сказали: «Ты   что, дурак? Это современная песня». Приехал после работы домой и   нашел в   интернете эту «Любимку».


—   А   что еще просят?


—   Тиму Белорусских, Лободу, 2Маши   — ну   а   я   втихаря приучаю публику к   клубному стилю. Я   люблю включать то, что приносит мне удовольствие. Особенно   когда это еще и   публике нравится. Включишь песню   — и   люди начинают восхищаться, танцевать. Я   тогда думаю: «Вот если   бы я   эту песню не   включил, они   бы этих эмоций не   испытали».



Глава шестая, в   которой Дима надеется, что у   него все будет хорошо

Neon House на   трассе М1 пока отработал только две недели   — шесть ночей. Вход для парней стоит 5 рублей. Как признается Дима, пока все с   переменным успехом: то   пусто, то   густо. Мы   побывали в   клубе в   ночь с   пятницы на   субботу. Первые клиентки, две девушки (одна пьяная, вторая пока не   очень), пришли к   23.30. Дамы сначала бросились на   танцпол. Вдвоем танцевать им   было скучно, поэтому они поспешили к   нам за   столик:


—   Пошли танцевать. Сидите тут без дела,   — бросает та, что пошатывается.


—   Галя, пошли,   — пытается увести ее   подруга.


—   Ну   пошли, ну… —   настаивает Галя


—   Галя! —   злится вторая, а   затем поворачивается к   нам, как   бы извиняясь за   поведение подруги:   — Единственные парни на   весь зал. Ну   што зрабіць…



Девушки немного потанцевали и   ушли. Ближе к   00.00 начинают собираться люди. Одни стоят у   барной стойки, другие   — танцуют, третьи отдыхают за   столиком в   зоне chillout. Людей немного, но   молодому клубу грех жаловаться   — могло вообще никого не   быть.


Дима уверен, что Neon House раскрутится, нужно только дать время. Публику на   ближайшие недели он   будет заманивать к   себе женским и   мужским стриптизом от   минских танцоров. Цели на   ближайшую пятилетку себе уже тоже прописал: раскачать район, потом область. Выгорит   — замечательно, нет   — будет работать дальше.


—   Я   с   партнером открыл клуб. У   нас красиво, все светится, играет хорошая музыка, всем весело. И   это все я   сделал в   23 года. Я   считаю, что это уже круто.




Читайте также




На   Гродненщине отец полтора месяца не   пускает троих детей в   школу. Заставить его нельзя. Власти зашли в   тупик




«Очень выделялся Минск». Как 55 лет назад семья американцев на   повозке приехала в   СССР

 

Теги: Минск
 

Комментарии закрыты.